Дома богатейших торговцев чаем в дореволюционной России

Богатейшие купцы дореволюционной России реализовали себя в самых разных видах бизнеса, и в списке наиболее доходных направлений можно в первых строках поставить торговлю чаем. Конечно же, не у всех получалось преуспеть в «чайном деле», однако те, кому это удавалось, становились миллионерами и могли себе позволить многое. Например, построить или купить себе дом-замок в центре Москвы или целую городскую усадьбу. Дома богатейших торговцев чаем в дореволюционной России

Усадьба Усачевых

Роскошная городская усадьба, построенная в первой половине позапрошлого века на Земляном Валу для чайных миллионеров Петра и Василия Усачевых, была известна горожанам как «Высокие горы».

Этот комплекс зданий в стиле типичного классицизма – один из последних проектов архитектора-швейцарца Доменико Жилярди в столице. Дома богатейших торговцев чаем в дореволюционной России Очень интересен главный корпус с восьмиколонным портиком, изящной лепниной на фасаде и пандусом, который ведет от торцевой стороны здания вдоль набережной к саду. К городской усадьбе прилегает парк площадью 8 га, в котором до сих пор сохранились ротонды, часть садовых павильонов, скульптуры, а также небольшой «чайный домик». Ландшафтный дизайн парка был выполнен при непосредственном участии Петра Усачева, который увлекался садоводством. После Усачевых усадьбой владел фабрикант Хлудов, а в 1880-х годах владение перешло семье купцов Найденовых. Купцы 1-й гильдии Усачевы достигли коммерческого успеха постепенно: когда-то они были простыми лоточными торговцами фруктами и овощами. Преуспев в чайном бизнесе и выстроив богатую усадьбу, они не забывали и о благотворительности. Сын младшего из братьев, Петр Петрович Усачев, хотя и не смог продолжить и развить чайное дело отца и дяди, сделал удачные вложения капитала, а большую часть денег потратил на меценатство. Например, он построил женскую богадельню церкви Рождества Христова в Сергиевом Посаде.

Особняк Попова

Этот особняк в Глазовском переулке более известен как дом купчихи Маргариты Морозовой. Однако до нее в нем жил Константин Попов – крупный торговец чаем, совладелец товарищества «Братья К. и С. Поповы», имевший собственный пассаж на Кузнецком. Дома богатейших торговцев чаем в дореволюционной России Шикарный дом в неогреческом стиле был возведен по его заказу в 1870-м (проект Александра Резанова). Гостиная дома была оформлена в помпейском стиле, столовая – в русском, а зал – в стиле ампир. Была в доме и египетская комната с мумией. После того, как владельцами особняка стали Морозовы, архитектор Мазырин по их просьбе перестроил здание, однако вид фасада практически не изменился. Константин Абрамович Попов был выходцем из крестьян Костромской губернии и свою карьеру начинал с простого служащего в магазине. Научившись премудростям чайного дела, он через несколько лет открыл свой собственный бизнес. Вскоре к Константину присоединился и его брат Семен. Сначала они торговали чаем в розницу, а когда дела пошли в гору, взяли в компаньоны опытного чаеторговца Алексея Абрикосова. Шикарный особняк, о котором идет речь, построил сын Семена Попова и тезка его брата Константин. Он подарил этот дом супруге, а когда они расстались, оставил владение ей. Кстати, Константин Попов первым в нашей стране создал чайные плантации. Он купил около Батума большой участок земли и высадил на нем привезенные из Китая кусты, а возделывать их пригласил семьи из Китая. Первую партию чая Попов преподнес Николаю Второму. Кстати, фирма Поповых имела право изображать на упаковках чая государственный герб как официальный поставщик Императорского Двора.

Чайный дом Перлова

Это знаменитое здание на Мясницкой абсолютно справедливо считается самым неординарным и красивым домом чаеторговцев в Москве. Здесь и в наши дни можно приобрести изысканные сорта чая и изящные сервизы. Дома богатейших торговцев чаем в дореволюционной России У дома-магазина, принадлежавшего до революции основателю чайной компании «Перлов и сыновья» Сергею Васильевичу Перлову, интересная и очень известная история. Чайная империя купцов Перловых начала развиваться еще в конце XVIII столетия и в 1890-х годах была известна на всю Россию. В этот период и появился на Мясницкой дом в стиле эпохи позднего Ренессанса, автором проекта которого стал Роман Клейн. Вскоре после строительства владельцы решили обильно украсить здание восточными элементами – в китайском стиле. Работы были поручены Карлу Гиппиусу. Накладные детали, орнамент, пагода, а также затейливый интерьер (восточные вазы, национальная мебель и т.д.) – все это должно было поразить приехавшего в Россию важного китайского гостя, однако посетить здание, столь основательно переделанное ради него, иностранцу так и не довелось…

Усадьба Боткина

Боткины, представители старейшего и известнейшего купеческого рода, имели торговые отделения не только в российских городах, но и в Китае, а также в Европе. Они были невероятно богаты и вполне могли позволить себе купить усадебный комплекс. Дома богатейших торговцев чаем в дореволюционной России Петр Боткин, руководитель основанной в начале XIX века фирмы по оптовой продаже китайского чая «П.Боткин и сыновья», приобрел городскую усадьбу в Петроверигском переулке в 1832 году. До него имением владел Иван Петрович Тургенев (директор Московского университета), который часто собирал в своем доме творческую элиту. Здесь бывали многие известные писатели. После смерти Тургенева усадебный комплекс долгое время пустовал (в войну 1812-го он сильно выгорел) и в итоге был выставлен на аукцион, где его и купил чаеторговец. Основное здание напоминает дворец – такое же величественное. При Боткине фасады главного дома усадьбы приобрели черты ампира. Богато украшены были не только наружные части здания, но и внутренние интерьеры. При Боткиных в доме гостили Герцен, Толстой, Гоголь и многие другие классики литературы. В позапрошлом году закончилась реставрация этого знаменитого здания, и сейчас в нем располагается музей военной формы.

Дом Высоцких

Предприниматель Вульф Высоцкий, основатель фирмы «В. Высоцкий и Ко», был также широко известен в среде российских чаеторговцев. Более того – третья часть всего чайного импорта России приходилась на долю этого купца. Дома богатейших торговцев чаем в дореволюционной России После революции торговец с семьей эмигрировали за границу. Потомки Высоцкого продолжили этот бизнес: в наши дни «Чай Высоцкого» можно встретить в продаже не территории Израиля, где расположен главный офис компании. Поставляют его в в Россию. Особняк семьи чаеторговца в Чудовском переулке (сейчас – Огородная слобода) был спроектирован Романом Клейном и впоследствии несколько раз видоизменялся. Это изысканное здание чем-то напоминает средневековый замок. Внутренний декор дома был весьма помпезным: золотая роспись, лепнина, отделка дорогими породами древесины. Увы, после национализации интерьеры помещений постепенно были утрачены.

https://www.fresher.ru/2019/02/27/doma-bogatejshix-torgovcev...

Маяк Стэннард Рок: самое одинокое место в мире

Жизнь смотрителя маяка всегда наполнена одиночеством. Те, кто проработал на маяке Стэннард Рок на озере Верхнем в течение шестидесяти лет, знают об этом не понаслышке. Известный как «самое одинокое место в мире», маяк Стэннард Рок находится в северной части озера Верхнее, недалеко от полуострова Кьюино. Ближайшая суша, остров Маниту, расположен примерно в 40 километрах к северо-западу, что делает его самым отдалённым маяком в Соединённых Штатах и, возможно, в целом мире.

Риф, на котором стоит маяк сегодня, был открыт в 1835 году капитаном Чарльзом К.

Стэннардом. Его охватило чувство тревоги, когда он обнаружил эту подводную гору так далеко от берега в водах, которые считались свободными от опасностей. Он прекрасно осознавал, какой риск представляла для навигации эта невидимая гора.

По мере увеличения движения судов потенциальная опасность рифа возрастала. Служба маяков США решила, что навигационный маяк необходим, однако она не была уверена, сможет ли какое-либо сооружение выстоять на открытой скале диаметром менее 6 метров, да ещё и на озере, известном свирепыми штормами. В 1868 году был построен временный маяк, чтобы проверить устойчивость скалы. Он представлял собой каменную структуру диаметром 3,7 метра, увенчанную железной башней высотой 6 метров и диаметром 1,8 метра. Только после того, как это сооружение смогло пережить штормы и лёд в течение нескольких лет, инженеры решили, что на рифе можно построить полноценный маяк.

На строительство маяка ушло пять долгих и трудных лет. Каждую весну рабочие возвращались на маяк и обнаруживали, что их работу испортили зимние бури и лёд. Иногда они жаловались, что больше ремонтируют, чем строят. Летом из-за шторма работу приходилось приостанавливать, что замедляло процесс строительства.

В конце концов, башню достроили и ввели в эксплуатацию в 1882 году. Она имеет высоту 24 метра и семь уровней: камбуз или кухню, спальное помещение, библиотеку/читальный зал, дежурную комнату и прочее.

 

Жизнь в этом отдалённом форпосте была одинокой и суровой. Смотрителям не разрешали находиться там вместе с жёнами, девушками и семьями, что усиливало тоску по дому. Мужчины играли в криббедж и ели всё, что попадалось под руку. Часто они целыми днями не разговаривали друг с другом. Чтобы они не сошли с ума в условиях полной изоляции, мужчин отправляли домой спустя три недели. Луис Уилкс, который был смотрителем маяка в течение двадцати долгих лет с 1936 по 1956 год, провёл рекордные 99 дней подряд на скале — подвиг, к которому не смог даже приблизиться ни один другой смотритель. Многие смотрители понятия не имели, что их ожидало, пока они не добирались до скалы. Одиночество было настолько сокрушительным, что у многих сдавали нервы. Один смотритель грозился, что будет добираться до берега вплавь, если за ним немедленно не придёт лодка. Другой — как гласит легенда — сошёл с ума и был вынужден покинуть скалу в смирительной рубашке.

Смотрители отправлялись домой в конце судоходного сезона в начале декабря и возвращались на работу в марте, чтобы увидеть, что маяк покрыт толстым слоем льда. Мужчины брали с собой кувалды и кирки, чтобы разбить лёд и попасть внутрь. Затем они откалывали лёд от фонаря и наутофонов. Путь к маяку сам по себе был нелёгким. Однажды на озере было столько льда, что смотрителя смогли добраться до Стэннард Рок только в июле.

В течение всего лета сильные северо-западные штормы заставляли девятиметровые волны накатываться на башню, сбивая банки с полок и тарелки со столов. Когда смотрителям приходилось выходить из камбуза у основания башни во время непогоды, они привязывали себя верёвкой, чтобы их не унесло ветром.

 

Вернуть смотрителей на сушу в конце судоходного сезона было столь же опасным заданием. В 1913 году вся башня была покрыта 4-метровым слоем льда из-за сильного шторма. Чтобы спасти хранителей, потребовались усилия 12 человек, причём процесс длился неделю. В другой раз, в 1904 году, рыболовецкая компания, нанятая для того, чтобы забрать смотрителей из Стэннард Рок, забыла об этом и послала буксир с опозданием на две недели. К тому времени четверо смотрителей съели все припасы и подумывали о самоубийственном побеге на ялике.

Первая настоящая трагедия произошла на скале в ночь на 18 июня 1961 года, когда мощный взрыв бензиновых и пропановых баков, использовавшихся для заправки станции, обрушился на башню, мгновенно убив 35-летнего машиниста и ранив ещё троих дежурных. Раненые, но живые, трое мужчин надеялись на скорую помощь. Но регулярно проходившему мимо катеру береговой охраны потребовалось два дня, чтобы понять, что маяк не работает, а радиосвязь со смотрителями отсутствует. Когда катер береговой охраны прибыл к маяку, они обнаружили трёх смотрителей, которые ютились в импровизированном укрытии на вершине пирса.

На следующий год маяк автоматизировали. Сейчас он закрыт для публики, и его можно увидеть только с лодки или самолёта.

Источник

Популярное в

))}
Loading...
наверх